+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Массовое увольнение хирургов в Нижнем Тагиле

Интервью с одним из врачей, коллективно заявивших об увольнении

В 1-й городской больнице Нижнего Тагила уволились все хирурги. Они не хотят больше работать с предельной нагрузкой и низкой зарплатой.

Корреспондент сайта РОТ ФРОНТ успел пообщаться с одним из врачей. Нашим собеседником стал Зотов Никита Юрьевич, врач-хирург первой категории, среди прочих написавший заявление об увольнении.

— Какова средняя зарплата в вашем отделении?

— Какова ситуация в других отделениях вашей больницы?

— Ничего конкретного сказать не могу, поскольку не владею точной информацией. Но коллеги тоже недовольны.

— Пресса пишет, что после увольнения ваших коллег из Демидовской больницы нагрузка на хирургов 1-й городской больницы резко возросла. Как на самом деле изменилось количество пациентов? [Демидовская больница — ещё одна городская больница Нижнего Тагила, где хирурги первыми решили увольняться. — Ред.]

— В целом из-за этого и начались у нас все проблемы. Точную цифру сказать трудно, но количество пациентов увеличилось значительно. По моим ощущениям, физически стало в два раза тяжелее. При этом нас не обеспечили ни дополнительными кадрами, ни оборудованием. Дополнительного финансирования мы тоже не увидели. То есть если раньше, своим составом, мы оказывали помощь жителям одного района, то теперь обслуживаем весь город.

— Как повлияла на вашу больницу оптимизация лечебных учреждений, проводимая Министерством здравоохранения?

— Могу сказать, что у нас ничего не укрупнилось и не оптимизировалось. Единственное, наша больница теперь является межмуниципальным медицинским центром, в результате чего теперь мы принимаем больных из районов.

— То есть, на самом деле всё-таки «оптимизировалось»? Видимо, в глубинке сократили медучреждения и направили пациентов к вам…

— Это относительно небольшой поток, но, учитывая постоянную нехватку специалистов, это, конечно, усугубляет ситуацию.

— Есть ли в вашей больнице действующий профсоюз?

— Профсоюз есть [входит в систему ФНПР — Ред.], но его работы мы не видим. Лично я в профсоюзе не состою, взносы не плачу и вступать не собираюсь. Просто не вижу смысла в этом действии.

— Все ваши коллеги, как и вы, решили уволиться. Почему вы выбрали именно такой метод воздействия на администрацию?

— Потому что других юридических методов не существует. Мы вообще ни от чего не защищены. Ни от недовольных пациентов, ни от администрации, ни от чего.

— Вы знакомы с примером медиков Орла, Тольятти, Новгорода? Поскольку по закону медицинским работникам бастовать запрещается, они объявляли «итальянскую забастовку». И добивались своего.

— Мы тоже об этом думали, прорабатывали разные варианты, но у нас своя специфика. Мы, например, не можем не остаться дежурить. Если откажемся дежурить по формальному поводу и уйдём домой, больные останутся без присмотра. При этом велик шанс, что утром мы найдём несколько трупов. Вот и получается, что или терпи и работай, или увольняйся и ищи где лучше…

Других выходов, кроме увольнения, мы не видим…

— Какой цели хотите добиться? На какой рассчитываете результат?

— Лично для меня зарплата не самый важный фактор. Написать заявление на увольнение меня вынудил возрастающий с каждым годом психологический и физический прессинг. При этом никаких перспектив я не вижу. Зарплата — ладно, если вместе с дежурствами, то хватает, чтобы семью прокормить. Не до жиру, понятное дело. Но самое главное — вот это постоянное увеличение нагрузки. Оно привело к тому, что мы просто не можем поступить иначе.

Было заготовлено ещё несколько вопросов, но Никита спешил в операционную на сложную операцию, поэтому связь пришлось прервать.

Массовое увольнение хирургов Нижнего Тагила — безусловно, акт отчаяния. Настоящий врач, дававший клятву Гиппократа, не может отвернуться от страдающего больного на основании конца официального рабочего дня. Это хорошо понимают чиновники, которые методично загоняют врачей в угол, ставят их в безвыходное положение. Мы не берёмся судить, были ли у хирургов какие-то ещё рычаги давления на администрацию. Может быть, они были, но врачи вовремя не разглядели их и не нашлось никого, кто мог бы поделиться опытом борьбы. А может быть, в этих условиях другого выхода не было.

Одно можно сказать точно. Страшный дефицит солидарности — главная проблема борьбы российских тружеников за лучшую жизнь. За редким исключением каждый коллектив, каждая группа, попавшая в сложное положение, вынуждена бороться в одиночку, и это сразу уменьшает шансы на успех. А представьте себе, каким эффективным был бы протест нижнетагильских хирургов, если бы их массово поддержали обычные граждане, их пациенты. Возможно, обошлось бы и без крайних мер. Но врачи и пациенты не подумали о взаимовыручке, не смогли или не захотели организоваться.. Старая как мир тактика «разделяй и властвуй» по-прежнему работает. Властям всё ещё удаётся сталкивать лбами трудящихся граждан.

Однако массовый и, по-видимому, организованный характер увольнения врачей даёт шанс на победу. Чиновники поставлены в ситуацию, когда им уже некем заткнуть дыру, и в сфере здравоохранения назрел коллапс. Возможно, это немного отрезвит алчных дельцов, у которых на врачей всегда «денег нет».

Мы будем следить за развитием событий.

За «бунтом» тагильских хирургов следит уже вся страна. Насколько всё плохо?

Хирурги двух больниц в Нижнем Тагиле этим летом написали заявления на увольнение в связи с маленькими зарплатами, большой загруженностью и отсутствием современного оборудования для лечения больных.

Из Демидовской больницы в течение 2019 года уволились несколько специалистов. Тогда были приняты меры по изменению маршрутизации пациентов — больных направляли в ГБ № 1 и № 4.

Главврач Демидовской больницы Сергей Овсянников, комментируя TagilCity.ru уход врачей, тогда пояснил, что нагрузка на врачей хирургического профиля всегда была высокой. По его словам, зарплата хирурга составляет 100 тысяч рублей в зависимости от нагрузки.

6 августа стало известно, что врачи Демидовской больницы написали коллективное письмо главе Свердловской области Евгению Куйвашеву и министру здравоохранения Андрею Цветкову, поскольку контроль за медициной в муниципалитетах осуществляется региональными властями. В письме медики написали о том, что в больнице не хватает персонала, и врачи вынуждены работать сразу в нескольких отделениях. После того, как стало известно об увольнениях, региональный Минздрав начал проверку.

Через три недели шесть хирургов ЦГБ № 1 написали заявления об увольнении. Причиной медики также назвали размер зарплаты и повышенную нагрузку. При этом заведующий первым хирургическим отделением Юрий Изотеев подчеркнул, что в Минздраве знают о несоответствии нагрузки и оплаты труда, но предлагают подождать до октября.

После известия об увольнении врачей, больных в Нижнем Тагиле стали направлять в ГБ № 4 на Тагилстрое. Из Министерства здравоохранения в город направили комиссию, которая должна разобраться в ситуации. Как рассказали медики, представители комиссии Минздрава убеждали врачей не увольняться, уверяя, что в скором времени ситуация изменится к лучшему. Из-за сложившийся ситуации министр здравоохранения Андрей Цветков был в срочном порядке отозван из отпуска. Он поручил направить в Нижний Тагил хирургов из Екатеринбурга для оказания помощи пациентам.

Из-за того, что на врачей ГБ № 4 увеличилась нагрузка, появились слухи о том, что врачи этой больницы также собираются увольняться. Однако главврач больницы Константин Аникин опроверг эту информацию, заверив, что медики наоборот настроены решительно, так как лечить тагильчан больше некому.

Ни одного заявления — ни от хирургов, ни от кого-либо ещё — нет. У нас не то что не думают об этом, а наоборот говорят, что надо всё равно людям помощь оказывать, что бы ни случилось — в сложной ситуации мы должны сплотиться и работать, сказал Аникин.

26 августа стало известно, что информация о ситуации с увольнением врачей дошла до президента России Владимира Путина. Ситуацию прокомментировали в Кремле.

Мы действительно все обратили внимание на информацию, которая оттуда появляется. Это вопрос для серьезной реакции региональной власти, областных властей, Министерства здравоохранения, заявил пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Песков пояснил, что правительство не уполномочено проводить проверки — этим должен заниматься региональной Минздрав.

Проверка Минздрава не выявила нарушений в начислении зарплаты медиков, также 26 августа пресс-секретарь регионального Минздрава заявил о том, что один из хирургов ГБ № 1 решил не увольняться.

По факту массовых увольнений хирургов прокуратура Свердловской области начала проверку.

Н а данный момент в городе восстановлена маршрутизация лечения хирургических больных. Четыре хирурга из Екатеринбурга приступили к обязанностям в Демидовской больнице. Еще одного принимают на работу. Во всех трех стационарах в круглосуточном режиме идет прием пациентов, которые нуждаются в операциях.

27 августа в Нижнем Тагиле пройдет совещание, касающееся сложившейся ситуации с медиками. В город приедут министр здравоохранения, заместитель губернатора Павел Креков и представители общественных организаций.

По поручению губернатора мы с министром здравоохранения и представителями общественных организаций, в частности, ОНФ завтра с утра выедем в Нижний Тагил, чтобы лично переговорить с врачами, с руководством больниц. В первую очередь, обсудим вопрос нагрузки на специалистов. Будем разбираться самым серьёзным образом, чтобы на совещании представить губернатору пути решения этого вопроса — системные меры, чтобы не повторилась ситуация впредь, в том числе возможные дополнения к условиям оплаты труда. Минздрав Свердловской области несколько дней назад начал свою проверку, и сегодня непрерывное оказание хирургической помощи в городе обеспечено, сказал Павел Креков.

Монологи врачей больниц в Нижнем Тагиле, откуда массово увольняются хирурги

В августе из двух больниц Нижнего Тагила массово уволились хирурги — в начале месяца из Демидовской больницы, в середине августа заявления написали врачи ЦГБ № 1. Медики требуют повышения зарплат и снижения нагрузки. По их словам, сейчас некоторые врачи вынуждены работать в нескольких больницах не в одном городе и брать по несколько ночных дежурств подряд. В министерстве здравоохранения направили в город специальную комиссию, которая должна разобраться в ситуации. Znak.com поговорил с хирургами обеих больниц.

Денис Левченко, заведующий вторым хирургическим отделением ГБУЗ СО «Демидовская ГБ»

— Об этой проблеме известно давно, я еще два года назад говорил о том, что рано или поздно начнется исход врачей. Так и случилось. Молодые ушли раньше, старые написали заявление последними.

Нагрузка на хирургов огромная, учитывая недостаток кадров везде, не только у нас, но и в больнице № 1. Вместо одного приходилось работать за троих. При этом вся оплата была по федеральному минимуму — оклад, стаж, категория и дежурства. Надбавок мы особо не видели никогда. Те надбавки, которые давались ежемесячно, — это примерно 400 рублей за суточное дежурство.

Сейчас нагрузка перераспределилась между двумя больницами города: № 1 и № 4. В первой больнице хирурги тоже не выдержали такого, у них тоже далеко не миллионные зарплаты и цифра «100» тоже нигде не звучит.

Если они уйдут, то город получит коллапс хирургической помощи. Четвертая больница физически и экономически никак с этим не справится. Это просто невозможно — работать за троих.

В больнице № 4 люди тоже работают до последнего. Вопрос уже стоит об оказании экстренной помощи. Было три больницы, которые работали круглосуточно. Теперь трех больниц нет.

Работу главного врача должно оценивать министерство, но не подчиненные, это не наша компетенция — оценивать руководителя, которого поставили на должность. Но если так складывается ситуация в городе и в больнице — уже вопрос не к нам.

Минздрав создал комиссию из-за проблемы массовых увольнений хирургов в Нижнем Тагиле

Когда написали заявления об увольнении, было совещание у главного врача. Он собрал оставшихся хирургов, провел совещание, на котором было принято решение, что начнут платить, увеличат стимулирующие выплаты почти в шесть раз. Если было 400 рублей, то обещали от 1600 до 2000 рублей за дежурство. И что все вакантные ставки в отделении будут выплачены тем людям, которые работали, потому что раньше эти ставки не выплачивались, потому что по закону мы можем только 1,5 ставки совмещать. Допустим, мы работали за троих, а получали за полтора. Теперь это все вроде как выплачивается, но заявления [об увольнении] были уже написаны, люди ушли.

Мне деньги были выплачены за тот месяц, когда я работал один в отделении на 47 коек. В Демидовской больнице закрыта экстренная госпитализация. Сейчас я в отпуске, моя доктор работает одна в отделении.

В двух отделениях — общей хирургии и гнойной хирургии — должно быть минимум восемь врачей. Тогда смогут функционировать отделения, дежурства будут закрыты и качество работы будет нормальное. [После массового увольнения] приехал только один новый врач, про других я не слышал.

Важна квалификация врачей. У нас был очень высококвалифицированный коллектив, который работал на высоком уровне.

Приглашать на время врачей в больницу — это нормальная практика. Я сейчас работаю в другом городе, потому что здесь врач в отпуске, потом поеду в третий город. Но затыкать кадровые дыры на периферии — это одно. Затыкать дыру в Демидовской и первой больницах — это совсем другое, это другие деньги. Не думаю, что врачи из Екатеринбурга поедут в Тагил работать за нашу зарплату.

Это важно знать:  Приказ о передаче дел при увольнении (образец)

После совещания у главного врача мы писали наши требования по зарплате. Проект ушел к главному врачу, но ответа мы не получили. Надо с каждым человеком индивидуально разговаривать о том, может он вернуться [в Демидовскую больницу] или не может. Но я думаю, что при данной ситуации вряд ли кто-то вернется, скорее всего, остатки уйдут. Я выйду из отпуска и буду думать [стоит ли увольняться]. Мне предложили три варианта трудоустройства, буду думать. Но хотелось бы остаться в своей больнице, сохранить отделение. Все, кто ушел, готовы вернуться, но пойдет ли на это министерство?

Юрий Изотеев, заведующий первым хирургическим отделением ЦГБ № 1

Со вчерашнего дня [после того, как было заявление о массовом увольнении в СМИ] пока ничего не изменилось. Комиссия была, поговорили с каждым в отдельности, спрашивали, что нам нужно, то есть недостаточно им того, что было на бумаге написано. Все держатся за свои портфели. Сор из избы никто не хочет выносить.

Требования у нас те же — нужна достойная зарплата, чтобы иметь адвоката, кормить свою семью, воспитывать детей, покупать необходимые вещи, нормальный отдых.

Обычные желания. Недавно была встреча Путина с горняками, там говорили, как горняки работают, мало отдыхают и мало получают. А нам сказали так: раз вы выбрали такую профессию, чего вы хотите. Это ненормально. Нас пристыдили.

В Нижнем Тагиле уже из второй больницы массово увольняются хирурги

Средняя зарплата — примерно 70 тысяч со всеми дежурствами и всеми надбавками. У нас выходит побольше, потому что мы оперирующие хирурги. Но этого все равно недостаточно. Это обычная рабочая неделя, плюс десять дежурств. Переработка у нас колоссальная.

Администрация больницы на стороне министерства. Их же назначают. Они все за свои портфели, естественно, держатся. Если они будут на нашей стороне, то лишатся своих портфелей, вместо них будет кто-то другой. Никто из них не заинтересован в этом. Комиссия сказала нам думать. Они считают, что мы недостаточно нагружены.

У нас нет никакой юридической защиты, у всех моральное выгорание. Уставший врач иногда делает ошибки, слава богу, что не часто. Ошибка — это жалоба, затем разбирательство, иногда подсудное дело, уголовное преследование. Это стало происходить чаще, потому что много адвокатов, которые хотят засудить врачей. Сейчас это в стране муссируется, все эти дела врачей.

Следственному комитету даны задачи копать на врачей. Больница нас от этого никогда не защищала, никакой профсоюз, никакая администрация. Она снимает с себя всю ответственность, вся ответственность ложится на работника, и работник остается со своими проблемами один.

Он решает все: как ему защищаться, как выходить из этой нелепой ситуации.

На следующей неделе истекает положенное по закону время отработки. В городе действительно может произойти коллапс. Этим нас и хотели пристыдить, мол, что же вы своих пациентов бросаете. Наши проблемы их не интересуют, а то, что мы бросим пациентов, — это их интересует. Сытый голодного не разумеет.

Откуда они возьмут [врачей из Екатеринбурга]? Там такой же дефицит кадров, за исключением больших клиник. Кто им платить деньги будет? Больница, которая не имеет возможности оплачивать своим хирургам, будет чужим доплачивать? Или это будет минздрав или администрация президента?

Позиция министерства

Министерство здравоохранения Свердловской области создало специальную расширенную комиссию, которая будет заниматься проблемой массового увольнения хирургов из больниц Нижнего Тагила. В комиссию вошли представители ОНФ, профсоюзов, общественного совета при министерстве. «У нас государственные учреждения здравоохранения. Зарплата начисляется в соответствии с едиными нормативами во всех медицинских организациях региона. По ситуации в Нижнем Тагиле разбираемся. Без хирургической помощи жители города не останутся точно», — прокомментировали ситуацию в ведомстве.

Следующая
По инициативе работодателяКак в табеле отмечается увольнение

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector